Уменьшение банковских комиссий для торговых сетей – добро или зло?

Interchange Fee

Детальный обзор законопроекта №6573 и его последствий (спойлер – негативных последствий)

В июне этого года в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №6573 «О платежных системах и переводах средств в Украине относительно комиссионного вознаграждения во время проведения эквайринга», согласно которого предлагается сократить банковскую комиссию interchange и общую банковскую комиссию за обслуживание карточных операций.

Merchant Discount Rate, о котором идёт речь (тут и далее «MDR») – это комиссия, которую торгово-сервисные предприятия оплачивают банкам-эквайрам при операциях клиентов, проведённых с помощью платежных карт. Зачастую это 1,6 – 2% от суммы операции. Частью комиссии, полученной от торговца, банк-эквайер делится с эмитентом.

Вторая комиссия, которую хотят уменьшить с помощью законопроекта, – interchange, (тут и далее «интерчейндж» или IRF) – комиссионная ставка, которую банк-эмитент получает от банка-эквайра по каждой операции, совершенной в его сети платёжной картой.

Интерчейндж был введён ещё в 80-х компанией Visa для транзакций, в которых эмитентом и эквайером выступали два разных банка. Комиссия банком-эквайером платилась банку-эмитенту и составляла 1,95%. Чтобы покрыть свои расходы и получить прибыль, банк-эквайер мог устанавливать ставку эквайринга – тот самый MDR – выше interchange.

До 1971 года, когда держатель карты банка A совершал покупку в торговой сети, обслуживаемой банком B, вся ставка Merchant Discount передавалась в банк A.
Тогда это означало, что банк-эквайер не получал никакой прибыли с транзакций по картам других банков. Позже аналогично поступила и МПС MasterCard.

Сейчас интерчейндж устанавливается платёжными системами Visa и MasterCard и зависит от многих параметров: от типа карты (кредитная или дебетная, массовая или премиальная), типа и размера торговой точки, способа проведения транзакции (Интернет, телефон и т.д.).

IRF является гибким механизмом саморегулирования cashless-экономики. Если бы не было интерчейнджа, банку-эмитенту пришлось бы самостоятельно покрывать расходы на обслуживание карт – обслуживание платёжных устройств, развитие инновационных технологий, предотвращение мошенничества, а также поддержку держателей карт.

Никто не скрывает, что банкам выгодны высокие ставки IRF – они зарабатывают процент с каждой транзакции. Но так как никакой бизнес не будет работать себе в убыток, то, в случае установки минимального размера интерчейнджа, банкам либо придётся увеличить стоимость обслуживания карт, либо банки вообще прекратят их использование из-за невыгодности для себя.

 

Мнение авторов законопроекта и руководителей банков

Авторы законопроекта настаивают, что снижение финансовой нагрузки для торговых предприятий позволит увеличить долю безналичных платежей в Украине – то, к чему стремятся в НБУ в рамках «Cashless economy».

Однако банкиры уверены в обратном: эти расходы потеряют для них смысл и приведут к противоположному эффекту – банки попросту перестанут устанавливать новые терминалы, что в итоге приведёт к использованию клиентами наличных вместо желанного cashless`а.

Предлагая снизить комиссии, депутаты ссылаются на наличие подобной практики в Европе. Однако люди, работающие, в отличие от авторов закона, в данном направлении, данное обоснование называют ошибочным.

Антон Тютюн, заместитель главы правления Ощадбанка: «Вопрос не только в росте безналичных трансакций, а в суммах, которые проходят по данным транзакциям. В нашей стране средняя транзакция в десятки раз ниже, чем в Европе. Снижение должно идти на основании понятных рыночных критериев. А не директивно. Когда у нас существенно повысится средний чек. Для этого должно увеличиться благосостояние людей и масса других вещей, тогда рыночным путем и тарифы снизятся», — уверен заместитель главы правления одного из крупнейших банков Украины.

«Вам нравится получать бонусы за платежи по картам? Вы любите cashback? Нравится получать мили авиакомпаний для обмена на билеты? Ну так вот, забудьте про них», — более категоричен Алексей Пузняк, директор по развитию розничного бизнеса Альфа-Банка Украина и Укрсоцбанка.

 

Уменьшение размера комиссий – «подарок» для теневой экономики. Намеренно или неумышленно можно допустить эту ошибку?

В Украине средний размер торговой комиссии составляет около 2%. Спорный законопроект предусматривает снижение и регулирование комиссий на уровне 0,5% от суммы платежной операции с 1 января 2020 года.

Однако, если сегодня из 2% комиссии банк-эмитент зарабатывает 1,4% на каждой операции, а банк-эквайер – 0,6%, то глупо полагать, что снижение в 5 раз (!) комиссии эмитента и в 3 раза комиссии эквайера (!) будет стимулировать банки увеличивать сеть приема карт и заниматься карточным бизнесом вообще.

Иллюстрация ниже показывает, как делится комиссия по участникам транзакции и что произойдёт при уменьшении комиссий:

Cредняя стоимость эквайринга в Украине составляет 2% от оборота

Представители EMA, Visa и Mastercard и другие эксперты платежного рынка опасаются, что, в случае принятия закона, он станет не развитием безналичных платежей, а наоборот – причиной их торможения.

Вполне возможно, что через некоторое время после принятия некорректного закона потребуется докапитализация крупнейших государственных банков – ПриватБанка, Ощадбанка, УкрЭксимБанка и УкрГазБанка – ведь банки, обслуживающие более 75% всех карточных оборотов, будут недополучать более 4 миллиарда гривен комиссии ежегодно.

Для государства развитие безналичного общества – #Cashless2020, о котором говорит НБУ – путь от теневых расчётов к прозрачности и экономической стабильности. Нужно не забывать, что основные игроки платежного рынка –  госбанки, и их доходы или убытки напрямую влияют как на государственный бюджет, так и на жизнь каждого украинца. Принятие законопроекта 6573 может только ухудшить и без того не лучшую ситуацию в стране.

Комиссии, размер которых собираются изменить в сторону уменьшения, служат балансом затрат каждого участника платежной транзакции – торговца, эмитента, эквайера. Размер MDR и интерчейнджа – не выдуманная цифра, а результат выверенных расчётов для корректной работы всей системы, всех её игроков. И её изменение повлечёт за собой непоправимые проблемы.

Искусственное регулирование процентной ставки не позволяет говорить о сбалансированности затрат всех участников процесса – пострадают все:

  • банку-эквайеру станет невыгодно инвестировать в развитие терминальной сети;
  • банку-эмитенту станет менее или совсем невыгодно инвестировать в развитие карточных продуктов и платёжных технологий;
  • торговцы пострадают от снижения спроса, так как для потребителей уменьшится количество стимулов платить картами – будут закрыты программы лояльности, льготные периоды по кредитным картам;
  • и, что самое главное, потребитель будет платить не меньше, а даже больше.
    Ведь даже в случае, если уменьшение комиссии снизит цену товара (примеров чего в мире не было), то вырастут сборы за обслуживание карты – банки не будут работать себе в убыток: если уменьшится компенсация за счет интерчейнджа, то увеличатся другие карточные комиссии. Эквайеры переложат стоимость оборудования на ритейл (сейчас большинство POS-терминалов – собственность банков), а ритейл включит возросшие затраты в цену товара. Получается замкнутый круг.

Но помимо пунктов выше, нельзя забывать и о других, не менее важных: последствие снижения комиссий – это «бонус» для теневой экономики. Почему? – Как только безналичные операции станут невыгодными, их доля на рынке уменьшится. Уменьшится доля безналичных платежей – значит, вырастут наличные, а с ними – и «серые» платежи, проходящие мимо казны государства. Таким образом, нововведение в виде законопроекта может выступить катализатором развития «теневого» рынка, увеличив его обороты.

Предполагаемая выгода торговцев от снижения комиссии слабо подкреплена аргументами авторов закона. Около 80% субъектов хозяйственной деятельности предпочитают принимать оплату наличными по той простой причине, что приём наличных не раскрывает всех доходов (в отличие от оплаты через POS-терминалы или интернет), а не из-за комиссий за обслуживание.

 

Регулирование интерчейнджа на примере Европейского союза

Разработчики законопроекта приводят в пример ситуацию в странах Европейского союза, где размер интерчейнджа был уменьшен в 2015-м. Однако комиссий с торговцев, за которые ратуют в проекте, не были уменьшены в Европе, а упало количество инвестиций в развитие после принятия решения, плюс разница между затратами на обслуживание транзакций и размером комиссии всё равно легла на конечного потребителя.

Исследования, проведенные First Annapolis летом 2016 года, подтверждают, что в результате снижения доходов от interchange ключевой идеей для эмитентов является сохранение доходности за счет роста других сборов и комиссий.

снижение доходов от interchange - сохранение доходности за счет других комиссий

Так, во Франции выросла стоимость определённых операций с банковскими картами (смена PIN-кода и т.д.), в Чехии выросла комиссия по карточным платежам в некоторых видах магазинов, в Дании, Португалии и, опять же, Чехии подорожало снятие наличных в банкоматах. Мало того, в ЕС на 20-60% выросли комиссии за обслуживание некоторых видов кредитных карт.

В аналитическом материале «Влияние регулирования интерчейнджа на карточный рынок ЕС» описываются результаты по прошествии 18 месяцев после введения неудавшегося «эксперимента». Вот лишь два говорящих за себя примера:

  • ограничения по кредитным картам вредят эмитентам – они больше всего пострадали от снижения интерчейнджа, теряя около 2 млрд. евро ежегодно. Это вынудило их отказаться от программ лояльности и кэшбека;
  • незапланированные последствия регулирования IRF привели к тому, что созданные ограничения принесли доходы крупным торговцам, но потребители и масса мелких и средних торговцев не получили никакой пользы, а пониженный интерчейндж частично был компенсирован более высокими тарифами по картам.

Ничего хорошего административное ограничение не принесло. Но это европейские страны – возможно, здесь другой менталитет, в отличие, к примеру, от США? Улучшили ли изменения показатели в США?

 

США и принятая Поправка Дурбина

Однако нет. Пример США даже более показателен. Принятая Поправка Дурбина негативно повлияла на потребителей с низким доходом и мелких торговцев. Поправка установила контроль над ценами, что создает рыночные искажения и приводит к «более высоким ценам и более низким услугам для пользователей карт», что детально рассмотрено в работе с говорящим названием «Неразумный и несоразмерный: как поправка Дурбина вредит бедным американцам и малым предприятиям».

Основными выводами материала есть то, что контроль за ценой (такой, как ограничение интерчейнджа) неизбежно приводит к незапланированным последствиям: качество услуг будет падать, затронуты будут инновации и платежные технологии, а банкам придётся искать альтернативу источникам дохода.

И это произошло – ежегодные доходы от интерчейнджа в США уменьшились в пределах от 6 до 8 млрд. долл. США, а банки окупили эти потери другими способами. Например, произошло снижение доступности бесплатных текущих счетов – количество банков, предлагающих их, сократилось на 50%. Отсутствие бесплатных счетов способствовало увеличению количества незабанкированного населения примерно в 1 млн. человек, в основном из малообеспеченных семей – и это точно не то, что хочет видеть НБУ в рамках «Cashless economy».

Дальше больше. Стоимость предоставления вознаграждений по дебетовым картам стала непосильной для банков после того, как выручка от их использования была уменьшена, поэтому произошло снижение вознаграждений (кэшбэка) по дебетовым картам. Отсутствие же кэшбэка снижает частоту покупок по таким картам, а также уменьшает у клиентов сам смысл использования платёжных карт для расчётов.

Ликвидация программ вознаграждения также отрицательно влияет на итоговый результат торговцев. Авторы работы неприятно констатируют: «Устранение вознаграждений по дебетовым картам… можно охарактеризовать как 1%-ное увеличение стоимости товаров и услуг для потребителей, использующих эти карты». Т.е. ситуация полностью противоположная – вместо уменьшения цен на товары в торговых сетях произошёл рост стоимости обслуживания карт!

Опрос одного из Федеральных резервных банков США показал, что только у одного из десяти торговцев расходы, связанные с транзакциями по дебетовой карте, уменьшились, в то время как одна треть торговцев сообщила, что такие расходы увеличились.

В продуктовых магазинах, фастфудах и АЗС более вероятны покупки на небольшие средние суммы. До начала регулирования для транзакций в размере 15 или менее долл. США интерчейндж составлял 1,55% от суммы транзакции плюс $0,0475. Таким образом, интерчейндж за покупку в размере 5 долларов  составил 0,11 долл. США до начала регулирования, и возрос более чем в два раза – до 0,23 долл. США (т.е. $0,21 + $0,01 + 0,05%) после начала регулирования. В результате 22% именно этих трёх категорий торговцев заявили, что повышают цены в ответ на Поправку Дурбина для компенсации затрат на обработку транзакций с дебетовыми картами.

У потребителей с небольшими доходами также больше шансов столкнуться с увеличенными банковскими комиссиями (использование банкоматов, текущих счетов и т.д.), поскольку банкам необходимо компенсировать сокращение своих доходов в связи с необдуманной Поправкой. А поскольку потребители с более низким доходом более склонны совершать покупки на небольшую сумму, затраты за такие транзакции побуждают продавцов устанавливать определённые ограничения на использование карт.

В итоге, поправка приводит к тому, что потребители с более низким доходом платят ещё больше за свои покупки.

 

Европа, США, какие ещё «удачные» примеры неудачного регулирования?

Индия. Приблизительно с 2012-го года в Индии начался значительный рост операций с использованием карт. Но рост, в зависимости от сегмента платежей, отличается, и заметен не во всех населённых пунктах. В частности, в то время как быстро увеличивается эмиссия карт, показатели активации или использования карт довольно низкие, особенно для покупки товаров и услуг. С другой стороны, довольно велико использование платёжных карт в банкоматах.

Использование карточных платежей демонстрирует эффект домино, поэтому критическая масса должна быть как выпуска карт, так и приёма платежей. Наличие большой базы карт теряет смысл, если оно не связано с адекватной и доступной инфраструктурой. И чтобы выгоды были как индивидуальными, так и макроэкономическими, приём карт в стране должен быть значительно улучшен.

Поэтому в Индии возникла необходимость обеспечить быстрый и устойчивый рост карточной инфраструктуры для приёма карт как платёжных средств по всей стране. Важно было также, чтобы карты принимались без проблем для всех видов платежей, независимо от их суммы.

В связи с этим, чтобы поощрить все категории торговцев к развертыванию инфраструктуры, а также облегчить приём небольших транзакций посредством карточных платежей, Резервный Банк Индии попытался рационализировать Merchant Discount Rate для дебетовых карт с сентября 2012 года.

После принятой идеи полученные за несколько лет данные свидетельствуют о том, что в последние годы расширение сети POS-терминалов не выросло, а снизилось, при этом одной из причин, делающих этот бизнес нежизнеспособным, стало низкое комиссионное вознаграждение (MDR). Установленная страной более низкая ставка в итоге не помогла мелким торговцам, а в некоторых сегментах структура сборов всё равно была продиктована рынком.

Сейчас это регулирование пересматривается, поскольку запланированной цели роста инфраструктуры приема карт не было достигнуто, и одним из факторов неудовлетворительного роста есть именно MDR. Резервный Банк Индии призвал все заинтересованные стороны принять участие в пересмотре регулирования.

 

Действительно, государственное регулирование ставок комиссий не ново, его использовали регуляторы многих стран. Однако, как видим, каждый раз вмешательство в рыночное формирование комиссий приносило не только пользу. Дополнительно хочется отметить одну из предыдущих наших статей, где рассмотрены минусы глобального опыта регулирования MDR и IRF на примере 15 стран.

 

Комментарий директора Ассоциации ЕМА Александра Карпова

Ограничение права самостоятельно устанавливать плату за предоставленные услуги является грубым нарушением принципа свободы договора, установленным Статьей 3 Гражданского кодекса Украины и принципа ограничения государственного регулирования экономических процессов, установления Статьей 6 Хозяйственного кодекса Украины. Закон Украины «О банках и банковской деятельности» гласит, что банк самостоятельно устанавливает процентные ставки и комиссионное вознаграждение за оказанные услуги.

Не следует забывать, что европейский законопроект был принят на рынке, где объемы операций, средний чек, соотношение безналичных платежных транзакций и ВВП любой из стран превышает украинские в 20-50 раз. Это решение готовилось более 8 лет, принято было на пике развития рынка, и все равно ничего не решило.

Худший сценарий выглядит так: банки кардинально снижают инвестиции в развитие безналичных платежей, вводят разнообразные комиссии «за безнал», прекращают эквайринг 90% обслуживаемых торгово-сервисных предприятий.

В результате невыполнения программы #Cashless2020 государству не останется ничего, кроме как повысить стоимость обращения и инкассации наличных, отменить неэффективный закон и рыночными методами устанавливать уровень цен на торговый эквайринг.

 

Итоги

Как видим, изменение размера комиссионной ставки при совершении платежной операции, которое планируют реализовать в Украине, – предложение как минимум спорное. Цель пересмотра ставки якобы в том, чтобы снизить нагрузку на потребителя, уменьшив цены. Однако снижение стоимости платежной операции в лучшем случае может изменить цену товара или услуги максимум в пределах десятых процента. В худшем – приведёт к полностью противоположному эффекту (достаточно посмотреть на результаты, описанные выше).

Несмотря на колебания стоимости валюты, обвалы и взлеты на рынке нефти и т.д. в Украине нет примеров системного понижения цен. Почему после принятия закона это должно измениться? Вопрос риторический.

Снижение интерчейнджа и MDR способно затормозить развитие безналичных платежей в Украине на десятилетия. Покупатель не ощутит ровно никаких перемен в торговых сетях – он будет платить практически столько же. А вот в банках его встретят обновлённые договора и увеличенные тарифы на обслуживание.

Да, в случае принятия непродуманного законопроекта №6573 крупные торговые сети выиграют от снижения комиссий – их прибыль вырастет за счет снижения стоимости каждого платежа. Но удар получат банки и потребители: многие услуги банками будут свернуты, технологии перестанут развиваться, карточные продукты станут дороже, а такие бесплатные услуги, как, например, бесплатное снятие, вымрут как класс.

Вам также будет интересно:

Статистика безналичных расчетов в Украине: «зради» и «перемоги» (ИНФОГРАФИКА)

Борьба с кибермошенничеством: «зради» и «перемоги» в итогах третьего квартала 2017 года (ИНФОГ...

EMA conference

Крупнейшая конференция по безопасности — X Security EMA Conference

EMA2017

Конференция #EMA2017 — «XVII Payments & X Security EMA Conference» – как ...